99c98ce9

Лагин Леонид - Майор Велл Эндъю, Его Наблюдения, Переживания, Мысли, Надежды И Далеко Идущие Планы, Записанные Им В Течение Последних Пятнадцати Дней Его Жизни



Л. ЛАГИН
МАЙОР ВЕЛЛ ЭНДЪЮ,
его наблюдения, переживания, мысли, надежды
и далеко идущие планы, записанные им
в течение последних пятнадцати дней его жизни
1
Мало кому известно, что осенью 1940 года во время одного особенно
ожесточенного ночного налета гитлеровских бомбардировщиков на Лондон
милях в двенадцати по Темзе ниже Тауэр-Бриджа выплеснут был на берег
сильным подводным взрывом странный предмет, пролежавший, очевидно,
глубоко в тине не один десяток лет. Он был похож на гигантский бак для
горючего диаметром в добрых пятнадцать метров. По сей день лично для
меня остается непонятным, как он за столь долгий срок ни разу не был
обнаружен во время проводившейся время от времени чистки дна Темзы, но
обсуждение этой самой по себе интересной проблемы увело бы нас от
истории, которую мне хочется рассказать. Этот бак, как мы будем его
для краткости называть, определенно не был ни железным (во всяком
случае, на нем не было и тени ржавчины), ни алюминиевым. Он тускло
блестел особенным коричневато-желтым блеском с золотистыми прожилками,
напоминавшими блестки в авантюрине. Судя по всему, он был изготовлен
из какого-то совершенно необычного материала.
Бомбежка еще не успела отгреметь, как это загадочное сооружение
под ударом взрывной волны от упавшей неподалеку тысячекилограммовой
бомбы рассыпалось, словно оно состояло из сигарного пепла. Воздушная
волна от следующей бомбы развеяла образовавшуюся на его месте
коричневую кучу тончайшего порошка.
И тогда на берегу осталась ржавая продолговатая жестяная банка
из-под бисквитов.
Уже на рассвете следующего дня она была отброшена на обочину
дороги третьим взрывом.
Здесь, на обочине, она пролежала никем не тронутая до середины
июля тысяча девятьсот сорок пятого года, когда была замечена
прогуливавшейся в этих местах влюбленной парочкой. Только что
выписавшийся из госпиталя лейтенант, поскрипывая новеньким протезом
левой ноги, наслаждался со своей невестой состоянием "вне войны".
Возможно, ему хотелось доказать девушке, что он и с искусственной
ногой ничуть не менее подвижен, чем был до ранения на берегу
Нормандии. Завидев коробку, он ударил ее носком правой ноги, как если
бы дело происходило на футбольном поле. Жестянка отлетела в сторону,
раскрылась, и из нее выпал пакет, тщательно завернутый в непромокаемую
материю, несколько напоминавшую целлофан, но значительно более
плотную, непрозрачную, шуршавшую, как шелк.
При помощи перочинного ножа лейтенант вскрыл слипшуюся упаковку и
извлек из нее четыре исписанные убористым, не всегда разборчивым
почерком записные книжки в добротных зеленых кожаных переплетах.
Затем молодые влюбленные удостоверились, что эти записные книжки,
датированные концом прошлого века, принадлежали некоему майору в
отставке со странными именем и фамилией - ВЕЛЛ ЭНДЪЮ1 - и, судя по
началу, трактуют о каких-то теоретических разногласиях между их
автором и какими-то столь же безвестными его оппонентами.
1 Well, and you? - Ну, а ты? (англ.)
Вполне удовлетворившись этими данными, молодая леди без труда
уговорила своего жениха не тратить чудесное утро на чтение скучных
записок.
Поэтому лейтенант Паттерсон - такова была фамилия искалеченного
войной молодого человека - принялся за чтение записных книжек майора
Эндъю только поздно вечером.
Это было не очень легкое занятие. Почерк майора Эндъю иногда
становился неразборчивым, слова набегали друг на друга, а строчки
метались вверх и вниз, вкривь и вкось, как если бы они писались в
темно



Назад