99c98ce9

Лавренев Борис - Срочный Фрахт



Борис Лавренев
СРОЧНЫЙ ФРАХТ
1
В Константинополе, едва "Мэджи Дальтон" отдала якорь на середине рейда
и спустила с правого борта скрипящий всеми суставами ржавый трап, к нему
подвалил каик. Турецкий почтальон, у которого засаленный хвостик фески
свисал на горбатый потный нос, поднялся по дрожащим ступенькам и подал
телеграмму.
Капитан Джиббинс сам принял ее на верхней площадке трапа, черкнул
расписку, сунул почтальону пиастр и направился в свою каюту. Там он, не
торопясь, набил трубку зарядом "Navy Cut", разжег, пыхнул несколько раз
пряным дымом и разорвал узкую голубую ленточку, склеивающую края бланка.
Телеграмма была от хозяина, из Нью-Орлеана.
Хозяин извещал, что компания "Ленсби, Ленсби и сын", которая
зафрахтовала "Мэджи", настаивает на быстрейшей погрузке в Одессе и
немедленном выходе обратно,- так как предвидится быстрый спрос на жмыховые
удобрения, за которыми и шла "Мэджи" в далекую Россию.
Капитан приподнял плечи, пыхнул особенно густым клубом дыма, перебросил
трубку в другой угол рта и выцедил сквозь сжатые губы медленное:
- Goddam! [Черт возьми!]
Он вспомнил, что хозяин, пожалев два лишних цента на тонну, набил
угольные ямы парохода таким панельным мусором, что при переходе через
Атлантику "Мэджи" еле ползла против волны и ветра и с трудом держала
минимальное давление пара.
При таком положении вещей рассчитывать на скорость не приходилось, но
приказ был получен, капитан привык исполнять приказы л, позвонив стюарду,
велел позвать старшего механика О'Хидди.
Спустя минуту в каютную дверь просунулась остриженная ежиком рыжая
голова, оглядела каюту и капитана добродушными васильковыми глазами и
втащила за собой сутулое туловище в футбольном свитере и купальных трусах.
- Что вам вздумалось тревожить меня, Фред? - спросила голова ленивым
голосом. - Я издыхаю в этом треклятом климате и не вылезаю из ванны. Когда
мы вернемся домой, я потребую у хозяина перевода на какую-нибудь северную
линию. - О'Хидди подтянул трусы на впалом животе и добавил: - Когда имеешь
несчастье родиться в Клондайке и провести полжизни в меховом мешке, трудно
примириться с этой адской температурой.
- Тогда я обрадую вас, - ответил капитан, - я рассчитывал простоять тут
до воскресенья, чтобы дать команде возможность спустить денежки в
галатских притонах и подкрасить борты перед Одессой, но вот телеграмма
хозяина... Торопит! Значит, снимемся к вечеру. Одесса не Аляска, но все же
в ней прохладнее.
- А почему такая спешка? - спросил О'Хидди, пабивая свою трубку
капитанским табаком.
- Ленсби хотят поскорее получить жмыхи. На рынке спрос.
Механик в раздумье похлопал ладонью по голой коленке.
- А вам известно, Фред, что в Одессе нам придется застрять для чистки
котлов? - сказал он с равнодушным злорадством.
С лица капитана Джиббинса на мгновение сползла маска безразличия и
сменилась чем-то похожим на любопытство. Он вынул мундштук из губ - Это
еще что? Мы произвели генеральную чистку в ппедыдущий рейс. К чему опять
затевать пачкотню, когда от нас требуют спешки?
О'Хидди плюнул в пепельницу и ухмыльнулся.
- Можно подумать, что вас еще не распеленала нянька, до того наивные
вопросы исходят из ваших уст. Вы видели уголь, которым мы топим?
- Видел, - сухо ответил капитан.
- О чем же вы спрашиваете? Смесь такого качества можно найти только в
прямой кишке бегемота: От нагара половина труб уже не тянет. Без хорошей
чистки мы не дойдем обратно, особенно с грузом.
- Это невозможно. Мы можем потерять премию. Кончайте в