99c98ce9

Лаврова Ольга & Лавров Александр - Полуденный Вор



Ольга Лаврова, Александр Лавров
Полуденный вор
Массивные замысловатые часы -- бронзовое литье прошлого века --
показывают двенадцать. В окна бьет солнце и освещает дорогую мебель в стиле
"ретро", ковры, сияющую хрустальную горку. Вещей слишком много, и
чувствуется, что хозяева их нежно лелеют. И тем более режет глаза
беспорядок: распахнутые дверцы шкафов, выброшенная на пол одежда. На столе
раскрыт неболь-шой чемоданчик, возле которого облигации трехпроцентного
займа, женские украшения, золотой портсигар.
В комнате чужой человек -- вор. Спортивного вида, располага-ющей
наружности, лет тридцати с небольшим. Он сноровисто роется в белье; руки в
кожаных перчатках быстро перебирают простыни и скатерти, нащупывают тугую
пачку денег, метко кидают ее в чемодан. Вдруг вор замирает: в прихожей
хлопнула дверь.
Плотный самоуверенный мужчина с портфелем и в плаще торопливо входит в
комнату и останавливается, будто споткнув-шись.
-- Эт-то что?.. -- начинает он грозно. И осекается...
-- Обыск! -- отрезает вор, стоя к хозяину почти спиной. -- Изымаем
ценности, гражданин Шарипов. Коля! -- окликает он воображаемого помощника.
-- Стань на выходе, завмаг прибыл!
У Шарипова обвисают щеки.
-- Сейчас подпишите протокол и поедете с нами, -- цедит вор, выдвигая
последний ящик. -- Допрыгались до тюрьмы... Деньги и документы на стол!
Онемевший Шарипов выкладывает бумажник и документы.
-- Теперь соберите белье! -- командует вор. -- Рубашки, трусы, носки.
Живо-живо, я на работе! -- прикрикивает вор.
Шарипов неверными шагами направляется в смежную комна-ту.
Вор молниеносно укладывает добычу и, сделав шутовской прощальный жест в
сторону невидимого Шарипова, выскальзы-вает из квартиры.
На пороге появляется хозяин, молитвенно прижимая к груди несколько пар
носков.
-- Умоляю, дозвольте позвонить жене! -- произносит он, не сразу
замечая, что обращается к пустой комнате.
Постепенно ситуация начинает для него проясняться. Он прислушивается,
бросается в коридор, возвращается.
-- Обокрали! Всего-навсего обокрали!.. -- В блаженном облег-чении
завмаг всхлипывает и утирается носками...
x x x
А вор уже далеко. Он сходит по трапу самолета... Предъявляет в
гостинице паспорт на имя Шарипова... С лоджии первого этажа жилого дома
спускает чемодан в густо растущие внизу кусты... В поезде сбывает попутчице
золотую цепочку и кольцо...
Сменяются виды транспорта, пейзажи и города, а он, уверен-ный и
неуловимый, не привлекает ничьего подозрительного внимания, пока в перронной
толчее, садясь в экспресс, отправля-ющийся в Москву, не попадается на глаза
женщине, которая хмуро и пристально смотрит ему вслед. А затем горячо
рассказы-вает что-то человеку в милицейской форме.
И в то время, как вор любуется из такси московскими пейзажа-ми, на стол
перед Томиным ложится его фотография с объявлени-ем о всесоюзном розыске.
-- Кто таков? -- спрашивает Знаменский.
-- Глеб Царапов... Удачливый вор-гастролер, чтоб его ободра-ло! Прибыл
в столицу. И почему-то считается, что я могу выудить его среди десяти
миллионов!..
-- Помчались, Саша! -- торопит Знаменский. -- Доцент небось
волнуется...
x x x
Доцент действительно волнуется, разговаривая с ними во дво-ре
многокорпусного дома.
-- Все поняли, помните? -- проверяет его Томин.
-- Да помню-помню: здороваюсь, показываю сберкнижку. И тут подъезжает
ваша машина.
-- Главное, не нервничать, -- советует Знаменский. -- Средь бела дня и
под нашим присмотром вам ничего не грозит.
-- Просто я легко одет и



Назад