99c98ce9

Лаврова Ольга & Лавров Александр - Третейский Судья



Ольга Лаврова
Александр Лавров
Третейский судья
По делу об изготовлении наркотиков и наркоторговле взяли всех. И
московских, и областных, и среднеазиатских - до кого дотянулись. Был большой
процесс, статьи в печати, награды следственно-оперативной группе, как водится,
по месячному окладу. Словом, успех.
Но засела в душе колючая заноза: главаря не нашли. Знали, что он был, что
всем ворочал и командовал. А вот не нашли. И даже практически не искали его -
его никто не назвал, ни единый подследственный. Никакой зацепки не дали, ни
следа, ни приметы. О нем просто не заикались, и все.
Начальственный кабинет в здании под вывеской "КСИБЗ" Кибрит облазила чуть
не с микроскопом, простучала, просветила, промагнитила. Обнаружила серию
крестиков и кружочков в настольном календаре, трехкилограммовые гантели,
полфлакона дорогой туалетной воды, плечики пятьдесят четвертого размера и
прочие вещи, слишком мало говорившие о человеке. Зиночка только руками
развела. А она редко руками разводила.
Правда, отпечатков набралось многое множество. Часть принадлежала
Хомутовой и Крушанскому, остальные - явно хозяину кабинета. Но нигде в
картотеках эти отпечатки не значились.
Как же он успел скрыться? Брали всех стремительно, одновременно, следили,
чтобы кто не предупредил других. В нескольких местах учинили засады на случай
появления главаря. И все попусту. Как ускользнул?!
Над платформой Белорусского вокзала светит солнце и скрежещет голос
диктора: "Поезд номер одиннадцать Вена - Москва прибывает на первый путь.
Повторяю, поезд номер одиннадцать..."
Среди пестро одетых встречающих выделяется своим официозным обликом
респектабельный мужчина, лет пятидесяти пяти, директор Транспортбанка. У него
живые, умные глаза, редкая седина в волосах; правая его рука висит неподвижно
- протез. Директора сопровождают телохранитель и секретарь.
Поезд показывается в конце платформы. Банкир спрашивает у секретаря:
- В каком вагоне наш господин Янов?
- В тринадцатом. Как раз здесь остановится.
На перрон выходит тот, кого ждут. Выходит Олег Иванович Коваль. Но для
встречающих это Янов. Он коротко, жадно оглядывается и втягивает ноздрями
воздух. Первый вздох на родной земле.
- Максим Алексеевич, рад видеть вас наконец в Москве! - приветствует
банкир. - А то вас из Вены не вытащишь. Мой секретарь, - представляет он.
Тот берет небольшой чемодан Коваля, все идут к выходу в город,
перебрасываясь дежурными фразами: "Как доехали?", "Как Вена?"
Банкир бывал в Вене, встречался там с Ковалем и сохранил об этих встречах
наилучшие воспоминания.
- Номер заказан в гостинице "Советская", - сообщает он. - Где "Яр", если
помните. Поставлен факс, компьютер с выходом в Интернет.
- Благодарю, - говорит Коваль.
Предстоят дела. Цель его визита - деловые контакты. И все обставлено
соответствующим образом.
На площади Белорусского вокзала стоят три иномарки: директорская,
сопровождающая и вакантная. Шоферы перекуривают вместе. Коваль и встречающие
направляются к ним.
- Вот документы, которые вам понадобятся для начала, - банкир передает
Ковалю папку с бумагами. - Остальное будем уточнять по ходу подготовки
контракта.
Знал бы он, как далеки сейчас мысли приезжего от любых контрактов!
- Только не торопите, дело ответственное.
- Ни в коем случае! Максим Алексеевич, у меня личная просьба. Нельзя
сказать большая, так, среднего размера.
- Готов.
- Один простой таксист - не без моих советов - стал хозяином транспортной
фирмы. Хороший мужик. У него сейчас ко



Назад