99c98ce9

Лазарчук Андрей - Деревянный Меч



sf Андрей Лазарчук Деревянный меч Не трогайте маленких человечков. Вдруг завтра вы окажитесь на их месте?
ru cTpI/I}I{ Fiction Book Designer 27.06.2006 cTpI/I}I{-LFSFL2BB-C9TC-QMBH-3D7H-TUS1EENTXLJM 1 Андрей Лазарчук
Деревянный меч
(рассказы)
Линза была что надо: размером с чайное блюдце, — толстая и тяжелая.
Замечательная линза. Мишка сидел на скамейке, держал ее в руке и ждал, когда же вновь выглянет солнце. Требовалось закончить начатую надпись: «Козел — козел».

Козла сегодня во дворе не было, уехал с родителями в деревню, поэтому писать правду было легко и приятно. Пока что Мишка дошел только до буквы "о" в первом слове.
Стоял июль, только недавно отцвели тополя, грязный, прибитый дождем пух еще лежал по краям тротуаров. Тополя росли, конечно, везде, но их двор в этом смысле давал сто очков вперед любому другому: там где по три, где по пять деревьев, стриженых, как пудели, а тут — целых восемнадцать, старых, кряжистых, разлапистых и развесистых, по ним лазали, на сучья подвешивали качели, к стволам привязывали веревки для белья и гамаки, а осенью баба Катя из седьмой чуть не на четвереньках ползала между ними, собирая плотненькие коричневые грибочки.

Да и пух, которым тополя снабжали весь двор в изобилии, беспокоил только взрослых. Малышне он даже нравился, что-то они из него творили, а люди постарше сгребали пух в кучки, бросали спичку и смотрели, как он горит.
Взрослые к этому занятию относились настороженно. Черт их поймет, этих взрослых: лежит пух — им не нравится, жжешь его — тоже не нравится…
— Ух ты! — сказал кто-то рядом. Мишка посмотрел — это подошел Филька из второго подъезда, он подходил всегда бесшумно и всегда сзади и подглядывал; не сказать, что он прихвостень Козла, но приятель.
Поэтому Мишка спросил достаточно неприветливо: — Чего надо?
— Линзочка у тебя — класс! — сказал Филька. — Давай меняться, а?
— Нет, — сказал Мишка. — А на что?
— Смотри, — сказал Филька и достал из кармана ножичек. Впрочем, не совсем ножичек, скорее крохотный, на ладони весь поместится, меч.
Крохотный, но совсем как настоящий: витая рукоять, а в набалдашник вделан зеленый блестящий камешек, и еще несколько камешков по крестовине, и лезвие настоящее, голубоватое, а по лезвию тонюсенькими буковками какая-то надпись.
— Острый — жуть! — сказал Филька. — Я за лезвие схватился — вот! — Он сунул под нос Мишке ладонь. Порез был глубокий, но кровь уже не шла.
— А где взял? — спросил Мишка.
— Где-где, — передразнил Филька. — Где-то. Места знать надо. Меняешь?
Мишка знал, что если попросить, дядя Саша даст еще — у него несколько таких линз от какой-то старой штуки.
— Давай, ты мне в придачу еще свою «Авиапочту» отдашь, — предложил Мишка.
Теперь замялся Филька. Отдавать две вещи за одну ему не хотелось.
— Дай еще посмотрю, — сказал он.
Мишка дал ему линзу. Филька навел ее на скамейку — дерево сразу задымилось.
— Здорово! — сказал Филька. — Ладно, давай. Только она у меня дома. Я тебе потом принесу.
— Нет уж, — сказал Мишка. — Потом забудешь. Пошли.
Они поднялись на третий этаж, Филька ключом открыл дверь, и они, вошли. В квартире было прохладно и пахло обедом.
— Ты подожди тут, — сказал Филька. — Я сейчас.
Он разулся и босиком пошлепал в комнату. Там он возился, пота закричал: — Баб! Ты убирала — где мой кляссер?
— Не знаю, все там, — ответили ему. — Ищи!
Из комнаты в коридор вышла Любка — троюродная Филькина сестра из города со смешным названием Пневск, ее родители уехали в Африку строить там ГЭС. Любка была въедливым существом семи лет.
— Привет, — сказ



Назад