99c98ce9

Лазарчук Андрей - Гиперборейская Чума



sf Андрей Лазарчук Михаил Успенский Гиперборейская чума Этот роман по праву можно отнести к жанру живой и даже «мгновенной» классики. Он номинировался на Букеровскую премию, но в то же время в нем можно найти все то, что притягивает поклонников современной остросюжетной литературы: на страницах романа встречаются ритуальные убийства и путешествия во времени, красотка, владеющая восточными единоборствами, и таинственные хранители древних знаний. Именно многогранность таланта его авторов, Андрея Лазарчука и Михаила Успенского, подкрепленная замечательным и живым языком, способствовала огромному успеху этой книги, представляющей собой совершенно чумовую, невозможную смесь из детектива, альтернативной истории, антиутопии... одним словом — своего рода фотографический снимок нашего сумасшедшего времени.
ru ru Black Jack FB Tools 2004-08-25 Вычитка — i_no_k (проект вычитки книг на Альдебаране) EB38F08E-120E-4538-8973-1B92A976DEF9 1.1 v1.1 — исправленние мелких ошибок — i_no_k
Андрей Лазарчук, Михаил Успенский. Гиперборейская чума ЭКСМО-Пресс М. 2001 5-699-00479-3 Андрей ЛАЗАРЧУК и Михаил УСПЕНСКИЙ
ГИПЕРБОРЕЙСКАЯ ЧУМА
У вечности ворует каждый
О. Мандельштам1.
В первый понедельник апреля 1998 года все пассажиры станции метро «Сокол», неподалеку от которой родился автор знаменитого душедробительного шлягера «Ласточка-птичка на белом снегу», были объяты таким волнением, словно неожиданно для себя приняли участие в съемках очередной серии похождений какого-нибудь Стреляного, Меченого, Бешенного, Уколотого или Ответившего-За-Козла. В отличие от зрелищ, в наши дни привлечь внимание честной публики к любого рода инцидентам довольно трудно: мужчины, как более ответственные, стремительно отворачиваются, смотрят под ноги и на плафоны, устремляются без необходимости в переходы и забиваются в щели настолько узкие, что потом приходится раздвигать киоски, чтобы вынуть незадачливого уклониста. Женщины же, никогда не рассмотрев толком, в чем, собственно, дело, начинают нести правительство.
Такие уж это были времена: президент воевал с парламентом, а объединившись, они воевали с народом, олигархи гоняли национально-мыслящих предпринимателей и получали в ответ, церковь ополчилась на телевидение, комсомольцы-бомбисты — на статуи, правительству велели пока сидеть в кабинетах, но быть готову в любой момент переменить место, расходы населения неуклонно превышали его же доходы, а бедность достигла таких масштабов, что деньги вместо кошельков и бумажников привычным стало носить в картонных коробках. А были еще бомжи и чеченцы, братва и нацисты, ОМОН и РУОПП, а также какие-то таинственные, а потому невыразимо страшные «крысятники», — и кто с кем сражался на улицах и площадях, взрывал лимузины, лифты и вагоны, простой обыватель предпочитал узнавать из газет и репортажей мобильного ТВ, где среди репортерш высшим шиком считалось вести репортаж, поставив изящную ножку на голову трупа:
Появление на платформе высокой и крепенькой девицы с рюкзаком за плечами вначале вызвало просто легкий эстетический шок.
Представьте себе центральную фигуру с картины Питера Пауля Рубенса «Союз Земли и Воды», помолодевшую до восемнадцати лет, ростом с центровую баскетбольной команды «Уралочка», одетую в расстегнутую полушубейку из таких соболей, что даже некоторые мужчины смотрели не на рвущуюся далеко вперед грудь, а только и исключительно на шубу, не замечая грубости швов и нелепости покроя. На голове, лихо сдвинутая на затылок, чуть держалась огромная соболья же ушанка, к которой сзади при



Назад