order cialis 20mg online | order cialis 20mg online 99c98ce9

Лазарчук Андрей - Космополиты 1



Андрей Лазарчук, Ирина Андронати
За право летать
Из цикла «Космополиты»
Анонс
Август 2014-го… Земля в кольце осады, эскадры имперских линкоров хозяйничают в небе, где без малейшей надежды на победу бьются с ними космические флоты землян и их союзников марцалов. В бой идут не старики, в бой идут ребятишки — только им доступно управление боевыми корабликами.
Империя в любой момент может превратить непокорную планету в пылающие обломки.
Мешает ей одно: она лишится ценнейшего ресурса — самих людей.
Что остается землянам? Пойти на шантаж и пригрозить самоуничтожением . человечества? Или есть другой способ одержать победу?
Авторы категорически заявляют, что за любое сходство персонажей с реальными людьми ответственности не несут, потому что вот не хотят, и все; кроме того, авторы прекрасно знают, что слово «долбанный» по правилам современной орфографии пишется с одним «н», но с двумя оно выглядит гораздо лучше.
…Межпланетная, посуда
С межпланетными гостями
Зацепилась за лужайку
Межпланетными когтями!
На букеты дикой редьки,
На левкои луговые
Из тарелки вышли дядьки,
Гуманоиды живые.
Сердце Хлои как заноет…
Юнна Мориц
Пролог
31 декабря 2000 года
Вид из-под края скатерти открывался интересный, но уж очень ограниченный — тапочки, туфли, брюки и юбки. Еще были толстые светло-серые шерстяные носки с заштопанными пятками.

Они все время крутились рядом с лакированными белыми туфельками, а те, застенчиво цепляясь друг за дружку, все норовили удрать на другую сторону стола. Носки уныло плелись следом, настигали, снова топтались вокруг; это была медленная, но упорная погоня, не оставлявшая туфелькам ни малейших шансов на спасение.
Санька с шипением втянул воздух ртом и прицельно вылил газировку из бутылки прямо под штопаный левый носок. Хорошая была газировка, противная, теплая, сладкая, липкая… «Буратино».
Носок подскочил, затрясся в воздухе и, прихрамывая, удрал. Наверное, в ванную.
Но туфельки почему-то устремились за ним. Озадаченный Санька попробовал газировку и ничего не понял.
— Ой, да ну что вы, Адичка, какое беспокойство, это вы нас простите, не уследили, Санька, паршивец, сладу с ним нету, сейчас вот вытащу из-под стола и устрою ему полный миллениум… Он у меня до следующего сесть не сможет!
Адам, сидевший на краю ванны с мокрым носком в руке, искренне расхохотался. Перспектива встретить новое тысячелетие босиком его не слишком радовала, но… что-то в этом было. Некое философическое Начало.
В доме мужских носков не водилось. Это он знал точно. Здесь жили его двоюродная бабушка (или внучатая тетка?), её дочка Людмила Михайловна, сводная сестра Адамовой матери, побывавшая в свое время замужем за приемным дедом Адама, её дочка от этого брака Аля — Адам вечно путался в сложных родственных соотношениях, но твердо помнил, что эта самая Аля — тетка, сестра или племянница — младше его на четыре года, — и, конечно, паршивец Санька — то ли брат, то ли внучатый племянник, совершенно озверевший в этом бабешнике без мужской правки.
— Я их сейчас быстренько высушу, феном, у меня хороший фен, с двумя скоростями, и ещё насадка такая, для спиральных кудрей, только все никак не получается…
У Алины никогда ничего не получалось, кроме забавных приключений на наиболее выступающую часть тела. Такова была её замысловатая планида, вся в спиральных кудряшках.
— Не надо, — попросил Адам. — Давай лучше утюгом. Я только простирну…
— Нечего хорошую вещь портить, — всунулась в ванную бабка Калерия. Адам про себя называл её Шапокляк и все время



Назад